четверо молодых казаков Сидельник, Голик, Кистрица и Малышевский

Высокий и красивый, Григорий Сидельник был отчаянно смел и дерзок. Сын зажиточного старощербиновского казака, он служил в царской армии в кавалерии, имел чин вахмистра. После захвата власти большевиками не сложил оружия, организовал небольшой отряд и встал на путь беспощадной борьбы с новой властью. Нужно сказать, что в то время в Ейском отделе действовало множество таких формирований. Например, в Копанской, Привольной и Каневской - отряд войскового старшины Ольшанского, в Ясенской - есаула Бардака, в Должанской - подхорунжего Степаненко, в Каневской - вахмистра Иванько, в Шкуринской - вахмистра Редько, в Кущёвке - атамана станицы Лубенца и урядника Дюка, в Староминской - сотников Дрофы и Гриценко, в Крыловской - сотников Дубины и Бандурко, в Уманской - Пацюка. Но отряд Григория Сидельника отличался даже от этих решительных и порой безрассудочно смелых отрядов своей дерзостью. Сидельник - знаменитый на весь Ейский отдел главарь так называемой банды, которая наводила ужас на коммунистов и советских работников в начале 20-х годов. Вот один из эпизодов, рассказанных генералом И. Р. Хижняком, бывшим в то время Уполномоченным по борьбе с бандитизмом в Ейском отделе. «…Стрелковое подразделение в составе 120 бойцов при трёх пулемётах шло из Ейска походным маршем в Старощербиновскую. Бойцы остановились на привал в районе Кузубовой балки, забыв выставить охранение. Группа Сидельника из 15 всадников внезапно, среди бела дня, напала на отдыхающих и всю роту изрубила в капусту, оставив в живых лишь одного фельдшера…» В составе отряда Сидельника насчитывалось не более 25 человек, но страху он нагонял на весь отдел. Поймать и разгромить отряд было почти невозможно, так как население казачьих хуторов его активно поддерживало. Погиб Сидельник от случайной пули в станице Новощербиновской. Товарищи по оружию захоронили его на одном из хуторов. Через некоторое время чоновцы обнаружили его могилу, вытащили труп и привезли в Старощербиновскую. Там тело заклятого врага большевиков всенародно сожгли на церковной площади. Это был один из последних защитников казачества от большевистской диктатуры... (на основе материалов Казачьего Информационно-Аналитического Центра) Данные события со слов очевидца и участника тех событий Голика Алексея Ивановича, сослуживца Григория Герасимовича Сидельника. Так же дед Алексей оставил на добрую память фотографию, где четверо молодых казаков Сидельник, Голик, Кистрица и Малышевский запечатлены в станичном фотоателье перед отправкой на фронт в 1915 году. Отдавая фотографию, дед сказал: “Глянь, яки мы пышни та красыви! Яка фотография точна - тоди дождь був, на чоботах грязь выдно…”

Лариса Прокопенко